Конкурсному управляющему отказано в привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности размере 142 361 820,43 руб. (часть 1)

Предыстория:

В период с 2017 года по 2021 год адвокаты и юристы нашей команды представляли интересы ответчиков – учредителя и бывшего руководителя ООО «Котельная» в деле о банкротстве.

Банкротство компании наступило в связи с невозможностью удовлетворения требований кредиторов.

Предприятие выполняло функции единой теплоснабжающей организации, основным поставщиком являлся АО «Газпром газораспределение Дальний Восток». Однако, после заключения договора на поставку газа, цена газа увеличилась в связи с ростом курса доллара и стала в несколько раз выше установленной тарифом. Кроме того, потребители рассчитывались с обществом нерегулярно и не в полном объеме. 

Конкурсный управляющий (далее КУ) подал в суд заявление о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц (далее КДЛ).

Рассмотрение дела в первой инстанции закончилось вынесением судебного акта в пользу наших доверителей.

Вторая инстанция закончилась очень неожиданно для нас – суд удовлетворил требования

Конкурсного управляющего и основного кредитора — АО «Газпром газораспределение Дальний Восток».

Для нас было принципиально важно доказать несправедливость и незаконность постановления апелляционной инстанции. Мы были уверены в своей правоте и в правоте наших доверителей. Более того, некоторые моменты в апелляционном постановлении явно противоречили закону.

Кассационная инстанция согласилась с нашими доводами и отказала в привлечении к субсидиарной ответственности всех наших доверителей.

Верховный суд отказал КУ отказать в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

Часть первая

Доводы КУ:

-Учредитель компании и бывший директор – контролирующие должника лица (КДЛ), которые своевременно не предоставили по запросу КУ первичные бухгалтерские документы, а значит в отношении них презумпция доказанности причинно-связи между несостоятельностью должника и действиями КДЛ;

— У учредителя имеется доля в компании – должнике в размере 100 %, при этом у него имеется доли в других компаниях, которые состоят в тесных хозяйственных связях с должником. Таким образом эти компании между собой являются аффилированными. Компания-должник рассчитывалась с аффилированными лицами и не полностью рассчитывалась с основным кредитором;

-Период наступления объективного банкротства – конец 2014 года. Руководитель должника не обратился в суд с заявлением о признании должника банкротом, что является еще одним основанием для привлечения к субсидиарной ответственности;

— Руководитель должника своевременно не обратился в суд с заявлением о взыскании задолженности с контрагентов, тем самым причинил ущерб кредиторам.

Наши доводы:

— Первичные документы были переданы КУ бывшим руководителем компании по актам от 06.03.2018, 22.05.2018, что установлено судебным актом (определение суда от 30.07.2018 здесь);

— Отсутствует причинно-следственная связь между наступившим банкротством компании и указаниями или действиями ответчиков. Напротив, должником предпринимались все меры для погашения задолженности. Задолженность перед основным кредитором возникла вследствие установления цены на газ в долларах, а в связи с ростом курса установленный тариф не покрывал расходы.

— Оплата аффилированным компаниям была необходимостью, поскольку этими компаниями производились значительные и, безусловно, необходимые для существования должника работы по договорам кадрового и бухгалтерского аутсорсинга. Фактически эти компании выполняли трудовые функции.

— Отсутствует вина ответчиков относительно невозможности полного удовлетворения требований кредиторов. КУ имеет возможность обратиться ко всем контрагентам должника и взыскать дебиторскую задолженность, сроки давности не пропущены.

Суд встал на сторону наших доводов и отказал КУ в привлечении ответчиков к субсидиарной ответственности.

При этом суд указал на то, что КУ не смог доказать всю совокупность условий, наступление которых влечет субсидиарную ответственность, так как контролирующие должника лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями.

Выводы:

Неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд при наступлении объективного банкротства не влечет безусловного наступления субсидиарной ответственности КДЛ.

При привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности одним из самых важных моментов является доказывание причинно-следственной связи между действиями КДЛ и наступившим банкротством.

Важно готовиться к банкротству заранее.

Судебный акт в пользу нашего доверителя, которым мы подтвердили факт передачи бухгалтерских и иных документов КУ, лишил последнего возможности воспользоваться закрепленной в законе презумпцией (наличия связи между несостоятельностью должника и действиями КДЛ при непередаче документов).

Изучение бухгалтерской отчетности, а также нюансов бизнеса позволили найти несостыковки в позиции истца и грамотно выстроить стратегию защиты.

Как уже указано выше, апелляционная инстанция отменила это решение, а кассационная вновь согласилась с нашими доводами.

Продолжение читайте в части второй и части третьей

16 / 100

Write a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.